Сколько стоит консалтинговый проект или как BCG и McKinsey клиента не поделили - СМИ о консалтинговых компаниях
Username:
Password:

Добро пожаловать на форум YupTalk.ru!
Обсуждаем международную карьеру, профессиональный рост, бизнес-образование,
транснациональные корпорации, стажировки, консалтинг, финансы, аудит, маркетинг и работу в целом.


О САЙТЕ | РЕКЛАМА | ПРАВИЛА | КОНТАКТЫ | RSS ПОДПИСКА | | | | ЖЖ | БЛОГ

Подписка на все новые сообщения по почте:
Страницы: 1
  Печать  
Автор Тема: Сколько стоит консалтинговый проект или как BCG и McKinsey клиента не поделили  (Прочитано 2205 раз)
Morrison
Новичок
*

Карма: 10
Оффлайн Оффлайн

Сообщений: 28


« : 01 Сентябрь 2016, 12:04:14 »

Источник: http://m.vedomosti.ru/finance/articles/2016/09/01/655236-boston-consulting-group-vostochnii

За то, что он сотрудничал и с ними, и с их прямым конкурентом – McKinsey

Российское подразделение The Boston Consulting Group (BCG) проиграло дело против своего клиента – банка «Восточный экспресс», следует из картотеки арбитражных дел. BCG подала иск к банку летом 2015 г., потребовав с «Восточного экспресса» дополнительное вознаграждение за консультационные услуги на 442 500 евро (почти 30 млн руб. по курсу ЦБ на момент подачи иска).

Банк привлек BCG в августе 2014 г. для разработки новой бизнес-модели. В договоре были прописаны три составляющие вознаграждения консультанта: фиксированное вознаграждение в размере 177 000 евро (выплачивается авансом и споров у сторон не вызывает), вознаграждение за удовлетворенность в размере 88 500 евро (если уровень удовлетворенности клиента составит более 3,5 балла), а также двукратное увеличение фиксированного вознаграждения (т. е. до 354 000 евро), если банк в период оказания услуг привлечет к работе других консультантов, так как это увеличит объем работы и необходимого времени.

Однако банк отказался выплатить BCG вознаграждение за удовлетворенность и двойное фиксированное вознаграждение, говорится в материалах суда.

Двойное вознаграждение, по мнению BCG, полагалось за то, что «Восточный» пригласил консалтинговую компанию McKinsey на встречу. Представители BCG узнали об этом случайно: «Восточный» по ошибке направил им e-mail с приглашением на эту встречу, а потом отозвал его. Также истец ссылается на интервью члена совета директоров Сергея Власова порталу banki.ru 18 декабря 2014 г., в котором тот говорил: «Мы стремимся использовать передовой опыт и активно сотрудничаем с партнерами – McKinsey & Company, Boston Consulting Group».

Чьим советам последовал?

В середине 2016 г. было объявлено, что «Восточный» может объединиться с «Юниаструм банком», подконтрольным Артему Аветисяну. «Юниаструм» недавно выкупил часть его допэмиссии, получив 25% в уставном капитале.

В суде представитель McKinsey подтвердил, что встреча состоялась в середине декабря 2014 г., но не касалась разработки новой бизнес-модели банка. Предметом встречи было «развитие банка в среднесрочной перспективе (2015–2018 гг.)», что подразумевало обсуждение того, как управлять кредитным профилем с учетом ограничений ЦБ, оптимизации сети и операционных затрат, участия в санациях с привлечением средств ЦБ, а также целесообразности M&A.

BCG не смогла доказать, что вторая компания привлекалась по тому же самому вопросу, считает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Вера Рихтерман. Кроме того, по ее словам, кассация сочла, что привлечение не увеличило объем работ и временных затрат, в связи с чем взыскать дополнительную плату за услуги нельзя.

Вторая претензия консультанта – банк не выплатил вознаграждение за удовлетворенность. Его уровень по договору сторон рассчитывается исходя из опроса рабочей группы банка: у BCG он составил 4,71 балла, у «Восточного» – 3,43 балла.

Однако стороны при расчетах опирались на мнение разных сотрудников. BCG учитывала анкеты участников проводимого ею семинара, а банк – членов правления. Суд также поддержал в этом вопросе банк. Он счел, что, во-первых, представленные истцом анкеты заполнены до завершения работы над проектом, что исключает возможность итоговой оценки, во-вторых, именно члены правления, а не участники семинара являются ключевыми лицами, так как принимают итоговые решения.

«Условия о сотрудниках, которые имеют право оценивать удовлетворенность, а также порядок определения таких сотрудников не были конкретизированы в договоре. Суд дал свое толкование этим условиям и пришел к выводу, что такие решения должны принимать высокопоставленные сотрудники банка, работающие над проектом», – говорит Рихтерман.

Такие иски в российских судах в большинстве своем обречены на провал, считает руководитель юридической компании «Кульков, Колотилов и партнеры» Максим Кульков: в деле много «оценочных моментов, которые требуют специфичной доказательной базы в виде показаний свидетелей, электронной переписки и т. п.». «В этом деле действительно были допрошены свидетели, а также представлялась электронная переписка, но на 19 страницах решения суда первой инстанции ссылка на такого рода доказательства заняла все два абзаца, из которых сложно понять, какую информацию из их изучения почерпнул суд», – говорит он.

Скорее всего ввиду постоянного дефицита времени в российских судах в процессе не состоялось ни тщательного перекрестного допроса свидетелей, ни скрупулезного изучения переписки сторон, предполагает он. По мнению Кулькова, такие дела хорошо рассматривать в английских или американских судах – там перекрестные допросы свидетелей обеих сторон, а также процедура принудительного раскрытия доказательств противной стороной по приказу суда позволяют выяснить существенные для принятия решения обстоятельства.

BCG подала иск к банку летом 2015 г., в декабре того же года Арбитражный суд Амурской области отказался удовлетворить иск, решение было подтверждено в апелляции и кассации. Теперь решение может быть обжаловано в Верховном суде. Представители BCG, McKinsey и «Восточного экспресса» от комментариев отказались.
Записан



Страницы: 1
  Печать  
 
Обычная тема
Популярная тема (более 75 ответов)
Очень популярная тема (более 100 ответов)
Заблокированная тема
Прикрепленная тема
Голосование